Художественный метод батальной живописи, или реконструкция восприятия

Уверены, что заявление о разнородности восприятия человечеством искусства в контексте времени не прозвучит декларативно. Если «размежевать» прошлое по вехам отношения к культурным ценностям, то все хрестоматийные обозначения (условно: от Ренессанса до постмодернизма) обретают конкретный смысл. Вот настоящее время, на наш взгляд, как бы отодвинуло зрителя от сопричастности классическим тенденциям, поделило ту же живопись на «брендовую» и нет. Подобное веяние отразилось на всех мастерах, исповедующих академичность техник и чтущих традиции школы «реального рисунка».

Арт-опрос: «баталии» в умах и на картинах

Имена художников-баталистов, на фоне масштабности их работ, часто кажутся нам факультативными и даже... вымышленными. Конечно, нынешнему представителю «поколения технологий» сложно представить, что за созданием национального наследия – панорамы «Бородинская битва» – стоит не коллектив 3D-видеографов, а великий мастер Ф. Рубо.

Подтверждают сказанное и итоги нашего небольшого арт-опроса. Мы поступили просто: взяли несколько фотокопий графики М. Авилова («Сбор оружия после боя…», «Учеба Красной армии…»), предварительно убрав автограф художника и прочие координаты работ. И показали их 10 студентам: молодым людям в возрасте до 21 года. Участники решили, что это фотографии: архивные или ретро-имитации.

Параллельная демонстрация произведений В. Верещагина (на экране несколько рисунков из «египетского» и «гималайского» циклов и, одновременно, батального жанра) заставила группу крепко задуматься. Ребята были убеждены в неодноименности полотен. Звучали гипотезы об авторстве Н. Рериха и «еще кого-то».

Исторические картины той же кисти («Нападают врасплох», «Снежные траншеи») стали хронологической загадкой. Молодежь не могла определить, к каким событиям отечественной истории относятся запечатленные живописцем факты.

Затем мы использовали сетевую презентацию (открыли рубрику на сайте) арт-галереи современного баталиста И. Егорова. Так никто из респондентов не поверил, что представленные картины исполнены мастером настоящего времени! Только знакомство с биографией художника разрешило спор.

Вместо заключения…

Безусловно, ни о какой аналитике в нашем материале речь не идет. Более того, мы на нее и не претендуем. Пусть данный очерк станет еще одним поводом к здравому дискурсу (уместно будет: «баттлу») об изменении общего социального восприятия искусства. Прилагая эти размышления к баталистике, заметим, что достоверность жанровых полотен сегодня с успехом заменяет формат квеста – реконструкция. Естественную реконструкцию претерпело и наше сознание. Лишь величие художественного метода батальной живописи по-прежнему заключается не в лаврах автора, а в преданности архивам и наполнении «летописей» профессиональной академической формой и самым глубоким человеческим содержанием.